Zahav.КарманZahav.ru

Пятница
Тель Авив
+29+23

Карман

А
А

Севильские весельчаки, или Мартин фантазирует

Мы все в той или иной мере фантазируем. Это наша неотъемлемая черта. Нам, людям, это свойственно - рисовать в воображении будущее, картины желаемого, идеальное для нас воплощение того или другого сюжета.

26.02.2020
Фото: пресс-служба

Мы все в той или иной мере фантазируем. Это наша неотъемлемая черта. Нам, людям, это свойственно - рисовать в воображении будущее, картины желаемого, идеальное для нас воплощение того или другого сюжета. Иллюзии, озарения- это творчество. Ковер-самолет. В жизни, в искусстве. Фантазия - двигатель. Колесо и порох, спасительные вакцины и фрески Джотто - это мечты, которые воплотились. Придумки - счастливое свойство человечества. Вот я и думаю, что классическая опера, опера Россини есть такой же повод фантазировать, как всякий другой. В Израильской опере на этот раз фантазировал режиссер Мартин Лингбо. Спектакль, который у нас сейчас идет, "Севильский цирюльник "- своей эстетикой воспроизводит стилистику немого кино. Так нам обещали, на это делался акцент в продвижении новой версии истории вездесущего цирюльника к народу. И так оно и вышло! Легкий и смешной, этот вариант фантазии вполне имеет право на жизнь. Любой, по сути, имеет право на жизнь. Я подумала, что все можно: Фигаро может быть партизаном, который отправляется в тыл врага, чтобы помочь разведчику Альмавиве спасти любимую Розину из плена, а Базиль - это подставной связной, и он использует Берту, чтобы украсть заговоренную метлу из дома тюремщика Розины, Бартоло, местного мафиози... Или, например, Фигаро - воин апачей, который помогает пришельцам из космоса Альма-Виве и Ро-Зине...Но не будем отвлекаться. Вернемся на землю Тель-Авива. В наш прекрасный зал оперы. За дирижерским пультом - итальянец Алессандро ди Марки. Музыкант вдумчивый, деликатный, совершенно не занудный, обладающий генетическим, я бы сказала - на уровне материнского молока - чутьем музыки Россини. Нынешний спектакль - царство режиссера. Партитуру оперы "Севильский цирюльник" сильно сократили. Динамизировали. Подтянули к интонациям фильмов Чаплина. Грустно и светло здесь, как в кино. Все действо объято жемчужно-сероватой дымкой ностальгии и летит вперед, будто времени на жизнь и приключения у нас в обрез. И все это, разумеется, совмещается с музыкой, которая сверкает, как драгоценная люстра, и кружит голову, как сладкое вино.

...В пустом городе (пустоватом, так правильнее: там есть дети, которые всюду при деле, всюду суют свой нос, пьянчужка, парикмахеры, нотариус - и полиция) стоит кукольный дом. Сценограф Рикки Йоллунд предусмотрел тяжелую статую, которая в нужный момент развалится, картину, изображающую хозяина дома Бартоло, верхние покои, первый этаж дома похож на гнездышко доброго обывателя, добротное, уставленное тяжелой мебелью, второй - на белый будуар дамы-мечты. И там еще помещения будто специально оборудованные для подслушивания... Начинается увертюра - и начинается бег.Бежит- рвется к свободе Розина, бежит ее тиран- опекун Бартоло, приспешники тирана Берта и Базилио бегут смешно, но очень изящно. Бегут все. Мне кажется, этот бег мешает слушать увертюру, прекрасную, театральную до зрительного эффекта, рельефно живописующую мир всех персонажей, сюжет, лирику и комедию драматургии Россини- Бомарше. А потом Фигаро, этот профессиональный авантюрист и парикмахер, поет свою знаменитую каватину. В этой партии на премьере выступил Джонатан Мичи. Он бодро и раскованно держится, подвижен. Но у него весьма скромные вокальные возможности. Да и актер он не очень убедительный. Для образа легендарного цирюльника, который является центром спектакля, этого явно мало.

И голос, и харизма есть у другого Фигаро - Игоря Онищенко. Он вполне справляется со всеми задачами, он хитроват, виртуозно находчив, полон собственного достоинства во времена. И в плохие тоже... В партии Розины выступила юная и прекрасная Айгуль Ахметшина. У нее самый что ни на есть россиниевский голос - сочное, виртуозное колоратурное

меццо-сопрано. Она блестяще поет, очень хорошо двигается, органична на сцене. Но и вторая исполнительница этой партии в нашем спектакле - Кетеван Кемоклидзе - проявила себя замечательной актрисой и яркой вокалисткой. Она хитрая, милая, эротичная, очаровательно кокетничает. Нам с Розинами явно повезло. Граф Альмавива мне больше нравится в исполнении французского певца Себастьяна Дроя. Он мужественнее, романтичнее, точнее по нюансам. Вокально гораздо интереснее. Американский вокалист Аарон Блейк комичнее, забавнее. Лучано ди Паскуале в партии горе-любовника и незадачливого искателя приданого дона Бартоло выглядит убедительным. Его вокал богаче, интереснее. Британец Грэм Денби в этой партии очень колоритный и смешной. Дон Базилио (этого героя режиссер заставил для чего-то заниматься спортом, бегать в шортиках, получать оплеухи от Фигаро) тут несчастный. Итальянец Гвидо Локонсоло и южно-корейский вокалист Джихун Ким покорны замыслу режиссера - и поют знаменитую арию о клевете где-то на втором этаже, через окно, в явно неудачном месте, под взрывы петард, в присутствии странных манипуляций Фигаро, который одну из петард подбрасывает нотариусу...Велосипед, попытка Розины покончить с собой, приемы немого кино, выстроенный в линейку мужской хор, странные гимнастические упражнения и некоторые необъяснимые мизансцены - вопрос вкуса и фантазии режиссера. И ладно. Какие тут могут быть клише? Искусство - царство свободы. Доны Бартоло тут обречены, им не победить.

Спектакль состоялся, звучит, идет с аншлагами. Симфонический оркестр Ришон ле-Циона звучит слаженно и мягко. Все группы хороши, дереву и струнным - браво!

Россини прекрасен. Не знаю уж, насколько он был таким же прекрасным кулинаром, как он о себе писал, гордясь успехами в приготовлении пищи, но эта музыка восхищает, врачует печаль. Композитор Джоаккино Россини актуален в любую погоду. Во времена эпидемий выборов, футбола, грозных вирусов. Россини не может победить мрак, но он - лучик, маленький, золотой, живой. И спасибо ему за это.

Инна Шейхатович

Фото: Йоси Цвекер

На правах рекламы

Читайте также