Zahav.КарманZahav.ru

Вторник
Тель Авив
N/A+21

Карман

А
А

Лев победный, лев прикованный

Амбициозный, вполне логичный израильский кинопроект «Звучит там, слышим здесь» (на иврите«Шомим мишам, роим мипо») предлагает любителям оперы и тем, кто желает ближе с этим прекрасным музыкально-драматическим жанром познакомиться, серию трансляций из авто

25.10.2019
Фото: пресс-служба

Амбициозный, вполне логичный израильский кинопроект «Звучит там, слышим здесь» (на иврите«Шомим мишам, роим мипо») предлагает любителям оперы и тем, кто желает ближе с этим прекрасным музыкально-драматическим жанром познакомиться, серию трансляций из авторитетных театров мира и самых важных фестивалей. Выбор спектаклей, наверняка, обусловлен самыми разными причинами. И вкус инициаторов проекта, вкус Мерав Барак, которая все затеяла, здесь явно был не главным аргументом. В любом случае опера - полезный витамин, и я решительно не согласна с мнением серьезного российского критика Вадима Журавлева, который считает, что оповестить меломанов о качестве той или иной оперной продукции - значит, сэкономить им время и деньги. Прежде всего - вкусы все равно разные. Да и судить обо всем, только пользуясь авторитетом Кудрявцева, немузыкальных критиков журналов типа «Сноб» и даже моим, есть путь в музыкальное никуда.

Но вернемся к проекту. Спектакль, с которого для меня он начинается, это постановка латвийского режиссера Алвиса Херманиса оперы Джузеппе Верди «Двое Фоскари» в миланском «Ла Скала». Либретто Франческо Мария Пьяве по исторической драме Джорджа Гордона Байрона.

Пожалуй, это один из самых коротких оперных сюжетов: сын дожа Венеции Франческо Фоскари, Якопо, обвинен в государственной измене. Дож не может повлиять на решение совета. И Якопо будет изгнан. Жена Якопо страдает. И Якопо страдает. И дож страдает. В финале Якопо подло убивают, а старого дожа заставляют отречься от власти, и он умирает. Вот и вся история. Лаконично. Печально. Актерам можно масштабно страдать и эффектно умирать. О драме Байрона даже самые фанатичные его поклонники не высказываются с энтузиазмом, я пыталась ее прочитать - и не смогла. Пятистопный ямб, ритмизованный, но громоздкий, тусклый, бесконечно длящийся - пытка. Тема одна - но как же ее долго раскрывают. Безвоздушное пространство. Ни просвета среди страданий, ни лучика среди тьмы. Как итальянское либретто, материал, вероятно, устроил Верди. Опера «Двое Фоскари» не имела яркой судьбы никогда. С ней не связаны особые успехи, легенды, режиссерские взлеты. Но музыка временами очень хороша. Прекрасно написана увертюра, масштабная, театральная. Есть эффектные ансамбли, арии, самых больших похвал достоин вердиевский хор. Созданная после «Набукко», после глубоких драм личной жизни, эта опера маэстро все же несколько вторична. И все равно Верди могуч! И умеет дарить счастье. О спектакле, о том театральном явлении, которое мы видим запечатленным на экране, этого сказать нельзя. Громоздкий, выдержанный в тусклых бордовых и драматичных алых тонах, странно утяжеленный беспомощной хореографией Аллы Сигаловой, с бесчисленными львами ( лев - символ Венеции), с очень монотонной гримасой горя на всех лицах, он утомляет. Даже в ходульной картине художника Франческо Хайеса «Дож изгоняет сына Якопо», с которым безусловно знаком режиссер, больше энергии и разноплановости, чем в творении «Ла Скала» 2016 года рождения. Режиссер Алвис Херманис для меня всегда остается создателем оригинального спектакля без слов «Долгая жизнь», который тихо и решительно - на долгую жизнь!- оставляет после себя след и свет. Херманис умный и тонкий, творческий человек, почему же он так увидел и услышал оперу Верди? Опасался новациями оскорбить музыкальное святилище?

Zahav.ru undefined


Хор и оркестр миланского театра хороши, они впечатляют, они состоялись и в этом спектакле. Дирижер Микеле Мариотти вел свою оркестровую гондолу решительно и благородно. И легко, именно в оркестре возникали островки света, которым в целом спектаклю не хватает. Маэстро Мариотти делает внушительную международную карьеру. Нам еще известно, что его супругой была певица Ольга Перетятько, и они вместе достойно показались в проектах самого высокого ранга.

В партии дожа Франческо Фоскари - Пласидо Доминго. Он теперь баритон. Мощный вокалист, большой артист, незабываемый в памяти народной своими теноровыми достижениями, благородный человек (да, я настаиваю на этом!), он выглядит усталым и погасшим. Таков его герой. Ему сострадаешь. Его хочется слушать - и не думать о том, что здесь более был бы уместен гораздо более насыщенный, глубокий и темный голос. О том, что время этого большого мастера прошло.

Лукрецию, несчастную жену изгнанника Якопо Фоскари поет Анна Пироцци. Она красиво и ровно звучит, обладает большим диапазоном, тут еще скажем, что в рейтинге наиболее востребованных певиц эта вокалистка по итогам 2018 года заняла восьмое место. Но опера - не спортивный чемпионат, мне в образе любящей, страдающей женщины не хватило чувства и жизни.

Якопо - Франческо Мели. Его Доминго назвал в каком-то интервью своим наследником. Тенор у Мели яркий, звучный, в мире, где бельканто уже практически нет, он несет корону уникальности итальянского тембра и техники вполне достойно. Его ария в тюрьме, среди движущихся львов (почему они движутся, почему все разные - или это суть персонификация томившихся здесь прежде?) преподнесена красиво и напряженно, наводит на мысли, заставляет спросить себя, зачем она, власть, если за нее надо так дорого платить? И зачем богатство, деньги, если на них не купишь ни справедливость, ни свободу... Якопо убили. Дожа Фоскари свергли. Отняли символ связи Венеции с морем - перстень Республики. И дож долго переживает трагедию, долго умирает, долго поет перед финальными аккордами музыки. Поет натужно. Лев на постаменте, с которого начинается спектакль под звуки увертюры, остался задумчив и загадочен. В Венеции же было все это. В Милане мы тоже побывали. А вы? Спектакль «Двое Фоскари» смотреть все же стоит. Просто для полноты исторической художественной картины. Следите за киноафишами в ноябре и декабре.

Инна Шейхатович

Читайте также