"Я ни за что не смогла бы убить" или Ее первая Тоска
"Я ни за что не смогла бы убить" или Ее первая Тоска

Вечер уютно-прохладный, тучи встали сиреневым дозором над городом. Тель-Авив местами сонный, местами шумный, окатывающий горячими сполохами света из баров, ресторанов. Где-то бродят отголоски музыки. Иду и думаю: все же музыка - наша питательная среда, чудодейственный витамин, музыка-тайна. С ней приходит гармония, ясность, покой. Счастье. Иду по Тель-Авиву, ловлю тающие в синем воздухе капли неонового света - и аккорды музыки. Татьяна Мельниченко, оперная певица, которая приехала к нам петь партию Флории Тоски в шедевре Джаккомо Пуччини, встречает в доме на тихой улочке царя Соломона, где даже коты выглядят аристократами. Таня ставит чайник - как всегда, как мы привыкли. Уроженка Николаева, она закончила Одесскую консерваторию, Мадридскую музыкальную академию королевы Софии. В Мадриде наша гостья и живет уже девятнадцать лет. В ее послужном списке пятнадцать международных конкурсов. Страны, города, самолеты - жизнь оперной певицы это чемодан, партитура, дирижерская палочка, которая царит над оркестром и сценой. Музыка¸ пение Татьяне Мельниченко были назначены с колыбели. "Когда меня принесли из роддома, папа сказал: она не кричит, он поет!". Папа был военным, но прекрасно пел. У него был красивый тенор. В первый свой приезд в Израиль Татьяна спела Абигайль в "Набукко". Это была яркая, грандиозная воительница. Тогда молодая и волевая героиня в исполнении Татьяны Мельниченко произвела хорошее впечатление на публику и критику. С тех пор Таня принципиально изменила образ жизни: стала веганкой. Не употребляет в пищу мясо, хлеб, молоко, яйца, сладкое... Похудела на тридцать шесть килограммов. Преобразилась внешне (хотя и прежде была хороша...). Я обывательски интересуюсь: " Чувство голода не мучает?..". Она улыбается: "Привыкла. Да и самочувствие улучшилось, энергии прибавилось". 

Она держится скромно и с достоинством, фиолетовый кардиган сидит красиво, движения легкие, женственные. "И не хочется тортика, булочек?.."- "Нет, абсолютно". Мы пьем зеленый чай. Таня знакомит меня с невиданными водорослями. Это нечто особой формы¸ со вкусом моря, японских сказаний, с ароматом неведомого. Мандарины на блюде. Интерьер элегантный, картины на стене - красиво, милая тель-авивская квартира, которую опера снимает для гостей. Сегодняшний вечер свободен, рабочая неделя завершилась - и можно немного расслабиться. 

 

- Танечка, это первая Тоска в вашей жизни? 

- Да, никогда не пела эту партию. Сейчас, перед Израилем, три месяца была дома¸ в Мадриде - и доучивала ее. Но мне не так часто доводится общаться с семьей - с мужем, сыном, и я больше в это короткое время была мамой, хозяйкой, и теперь у все еще учу свою Тоску... 

- Ваши коронные партии - леди Макбет, Абигайль, Турандот... Тоска- нечто иное, как у вас складываются с ней отношения? 

- Это очень игровая партия, каждое мгновение, каждая нота пропитаны игрой, душевными движениями, психологией. Сложно и интересно. Работается прекрасно! Атмосфера, люди, страна - все очень хорошо, всех полюбила. Но мне трудно убивать Скарпиа... 

- ...шефа жандармов, злобного, коварного, который ведет себя с людьми так бесчестно?.. 

- Я понимаю, чувствую Тоску - а вот убить человека я бы не смогла, ни за что - и мне этот ее поступок дается с трудом. 

- За время, что мы не виделись, какие творческие события в жизни были наиболее значительными? 

- Я спела Жоржетту в "Плаще" Пуччини в "Метрополитен", Турандот в оперном театре Палермо, Абигайль в "Арена ди Верона"... Были концертные исполнения. Мне было интересно спеть Вагнера... 

Я прошу поставить запись - и слушаю зов огромного яркого голоса-колокола, гибкий, окрашенный бронзовым светом, полный драматизма. От этого голоса что- то остро отзывается в сердце, так всегда бывает, когда голос дает энергетику и ассоциации. Когда вокалист не просто поет¸ а делится душой. 

Фото: Yasuko Kageyama

 

- В этих спектаклях, которые пришлось прожить, спеть, на репетициях бывали смешные, драматичные, незабываемыне моменты? 

- К счастью, никаких трагедий на сцене не происходило, смешные, веселые случаи не редкость, но это и понятно, мы с коллегами долго вместе работаем, готовим спектакль, сродняемся, мы становимся ближе друг другу... А что касается разных ощущений и дискомфорта - так пример тому спектакль в Вероне. "Набукко" там шел в военных тяжелых костюмах, люди в зале под открытым небом сидели в легких платьях и обмахивались веерами. Да еще не голову моей героини полагалась папаха, жаркая до ужаса. И во всем этом надо было бегать о лестнице с крутыми ступеньками. 

Думала только о том, чтобы не остановилось сердце. Никогда этого не забуду. Кстати, там я тоже работала с дирижером Даниэлем Ореном. 

- Сотрудничество с Ореном было интересным? 

- Очень интересным. Я рада новой встрече, рада, что я здесь, что Даниэль Орен будет за дирижерским пультом. 

- Бывали еще случаи, когда костюм создавал трудности в работе?

- В "Метрополитен-опера", в первой части триптиха Пуччини, которая называется "Плащ", хотели, чтобы я была в корсете. Репетиции прошли без этого неудобного приспособления, а в день спектакля я перед приходом костюмерши просто его спрятала... Никто ничего не заметил... 

Фото: Yasuko Kageyama

 

- Постановка "Тоски" на нашей сцене вам нравится? 

- Алессандро Талеви переносит спектакль 1900 года¸ это будет настоящая, красивая, очень правильная "Тоска" - без скафандров и лестниц, без режиссерского произвола... 

 - Уже две недели идут репетиции нового спектакля. Как складываются ваши отношения с коллегами, партнерами? 

- Партию Марио Каварадосси исполнят Густаво Порта и Нажмиддин Мавлянов. Густаво очень теплый, обаятельный¸ надежный. Нажмиддин только прилетел - и мы уже нашли общий язык. Вторая Тоска - известная грузинская певица Яно Тамар, и, как мне кажется, мы подружились. 

- Театр - сложный организм. Зависть, ненависть, агрессия в театре случаются? Портят жизнь? 

- Нет, у меня ничего такого не было. Я этого не вижу. Я не умею видеть такие вещи. 

- Жизнь между странами, перелеты, разлука с семьей - все это непросто... 

- Разлуки - это очень трудно! Сыну Радамиру 11 лет, он плачет, когда я уезжаю¸ и я тоже плачу. 

- Ваш муж, Володя, Ваш сын хорошо учится, занимается музыкой? 

- Не могу сказать, что он так уж хорошо учится, музыкой занимается, тоже без восторга, но я думаю, мне кажется, что он будет певцом. Я почти в этом уверена. Есть такое предчувствие. 

Фото: Yasuko Kageyama

 

- Кто ваша любимая певица, ваш идеал? 

- Каллас! 

- И какую певицу в партии Тоски вы превыше других цените...

- Каллас! Она - лучшая! 

- Что бы хотели для себя в жизни, в творчестве? 

- Хочу родить девочку. Хочу иметь свой дом. Не съемную квартиру, а собственный дом. 

- На досуге что делаете? Что вас радует, что составляет роскошь жизни? 

- Музыка релакс, нечто умиротворяющее. Есть такая пианистка Пламена Мангова, я с ней училась в академии королевы Софии в Мадриде, два года жила в одной комнате. Ее исполнение очень на меня действует . 

 Мы слушаем тончайшее кружево сонаты Скарлатти, легкое, свежее цветение, как звездочки сирени, и счастье, и покой воцаряются в комнате. 

- Если все же существует рай, какой он, по-вашему, Танечка?

-Там, наверное, родные, любимые люди, люди, которые тебя любят и живут там счастливо... 

Моя собеседница говорит, что ей очень не хватает мамы и папы. Она всегда грустит, вспоминая детство и родителей.

Фото: Yasuko Kageyama

 

Таня рассказывает, что ей было пять лет, когда погиб старший брат. И боль навсегда поселилась в сердцах родителей. И в ее сердце... Мы молчим. Вечер сгустил свои краски, синее стало густым черным бархатом. Беседа идет дальше. О женских тайнах (Танюша приносит маленькую коробку с косметикой, совсем скромную, без излишеств и показной роскоши), говорит, что без работы впадает в депрессию, что если будет иметь много денег, то не купит бриллианты, яхты, а отправится путешествовать. Ее любимая учительница, которая преподавала сольфеджио в музыкальной школе в Николаеве, Елена Бокова, живущая в Реховоте, которая уже ее повидала в этот приезд, обогрела, поделилась своим оптимизмом. "А вообще  - все хорошо, и жизнь - праздник, яркий спектакль". Таня выходит меня проводить, ночь своим пологом накрывает самый динамичный город. Останавливается желтая маршрутка. Я желаю певице удачи, счастья, сил. Звучит это сладкое слово "опера"- и я уезжаю. Скоро зазвучит пленительная, полная драматизма музыка, и снова певица, влюбленная Флория Тоска пройдет свой путь. И будут овации. Несомненно будут. Я знаю точно... 

Опера Джакомо Пуччини в Израиле! С 28 марта по 12 апреля. 

Инна Шейхатович

counter