Zahav.КарманZahav.ru

Среда
Тель Авив
+14+11

Карман

А
А

Ромео и Джулия в тоталитарном кубе

В 1949 году Джордж Оруэлл написал роман «1984». О диктатуре, всеохватной власти идеологии, подавлении свободы личности. О том¸ что некий режим всегда будет диктовать, что дважды два это пять...

27.05.2017
Фото: пресс-служба

В 1949 году Джордж Оруэлл написал роман «1984». О диктатуре, всеохватной власти идеологии, подавлении свободы личности. О том¸ что некий режим всегда будет диктовать, что дважды два это пять... Годы идут, вожди сменяют вождей, страшные истории о Северной Корее, Румынии черных дней Чаушеску¸ о Пиночете и Гулаге , - казалось бы, мы все уже знаем, слышали, – ан нет, факты один кромеш нее другого¸ вновь и вновь бьют по нервам, заставляют содрогнуться, испытать шок...История – трагичная наука. Ее корежат и ломают, переписывают и перевирают. Собственно, история – не наука, а инструмент правителей и главенствующих кланов. В ней ничего и никогда не бывает найдено и зафиксировано окончательно, все течет, все – заготовка, все и всегда только эскиз...

Про черное скажут, что оно белее снега, бывшие враги сообщат о себе, что история их дружбы имеет давние корни и теряется в веках, герои нации будут объявлены ее врагами. Оруэлл написал грустную и навсегда актуальную книгу. В национальном театре «Габима» режиссер Эрад Рубинштейн поставил по ней спектакль. Инсценировку романа, пьесу по нему ( авторы Роберт Эк и Дункан Макмиллан) перевел и сделал материалом на современном, динамичном и живом иврите наш переводчик-рекордсмен Эли Биджауи. Зал, носящий имя великого еврейского актера Иегошуа Бертонова, маленький. Сцены как таковой нет. Три сегмента кресел, расположенных амфитеатром. Зрители сидят вокруг небольшой площадки. Сценограф Полина Адамова предложила для этой притчи-антиутопии эстетику и материю «кубика Рубика». Куб как упорядоченный, лишенный всякой импровизации ( а в конечном счете- свободы) элемент. Огоньки, бегающие в кубе, холодное стекло куба, куб как неудобное, неуютное место для свидания Уинстона и Джулии... В этом уголке Вселенной, в этом государстве холодно и неуютно. Люди с благообразными лицами – масками вместе едят, вместе скандируют лозунги. Вместе думают. Точнее - вместе не думают. «Чем меньше выбор слов, тем меньше искушение задуматься», - написано у Оруэлла. И Партия, этот многорукий и многоглазый спрут, выжигает в гражданах любое подобие мысли.

...Уинстон Смит, тихий и скромный, рядовой человек, вовсе не герой, но чудом сохранил душу, эту душу пока еще не совсем смяли, еще не до конца задушили, и он еще пытается сохранить в себе частички, атомы мысли и чувства. В его жизни возникает Джулия. Страх перед всевидящим оком Старшего Брата немного ослабевает, любовь поднимает ростки человеческого, личностного, Уинстон будто просыпается. Тенью, почти намеком возникает рядом О “Брайен (совершенно новая, необычная роль знаменитого Гиля Франка). Говорит, что он из тех, кто идет вместе с Эммануэлем Гольдстейном, «врагом», критикующем режим. Искушает и завлекает. Обещает, намекает на новые идеи, прельщает тем страшным и великим неведомым, что носит имя свобода. Проверяет, сладко вещает, – и сдает. Циничный и безжалостный, он бросает Уинстона и Джулию в мясорубку репрессий, пыток. Режиссер Эрад Рубинштейн показывает страдания Уинстона натуралистично. Уинстон Смит жутко кричит и бьется в тисках пыточного куба, под током. И – признается. И соглашается с тем, что дважды два пять...Отрекается от себя, от своей любви. Нам это очень напоминает кромешные сталинские деяния, и еще раз хочется крикнуть тем, кто украшает стены и жизнь фотографиями усатого изверга, «задумайтесь, наконец!».

Сценограф Полина Адамова точно перенесла на габимовскую сцену метафору рамок, куба - тюрьмы, тотальной порабощенности.

И музыкой-током пронизал жесткий спектакль Рои Яркони. Зив Волошин рационально и стильно осветил эту мучительную и поучительную историю. Алекс Крул сыграл Уинстона мощно, страшно, бескомпромиссно. С вызовом. На живом нерве. Ошрат Ингедашет в роли Джулии его не поддержала: ее героиня выглядит формальной, искусственной. Ансамбль граждан (Ури Хохман, Бен Йосипович, Давит Гавиш, Шахар Раз, Надир Эльдад) точны в деталях и интонациях.

Читали ли вы книгу, видели ли фильм – идите в «Габиму». Впечатления будут яркими.

И, завершая эти заметки о новом спектакле в национальном театре «Габима», приведу цитаты Джорджа Оруэлла, важные и актуальные. Живые, как каротин в морковке. Как негасимая улыбка Джоконды. «Чем меньше выбор слов, тем меньше искушение задуматься».

«Свобода - это возможность сказать¸что дважды два- четыре». И еще: «Лучшие книги говорят тебе то¸что ты и сам знаешь».

Инна Шейхатович

Читайте также