Ржавая корона мира
Ржавая корона мира

В пустых полях Шотландии ( или в пустыне Сахара...Китае...Сирии...или на Марсе...) идет война. Погибает беременная женщина. Кто и за что ее убивает? Люди с пустыми глазами бьются не на жизнь, а на смерть. Против жизни. Смещенный ракурс мира будто дрожит, отражаясь в остекленелых, пустых глазах-зеркалах. Где-то на кресте, как на вешалке, болтается корона. Жалкая, ржавая. Из-за нее-то и весь сыр-бор?.. 

Из-за куска тусклого железа...Российский режиссер Сергей Землянский сконструировал на сцене нашего «Гешера» спектакль «Макбет версия без слов». Прочел Шекспира – и выстроил здание из телесного-бессловесного материала. Красной нитью связал мысли, томление тела, подсознание, безотчетную роковую жажду повелевать. А на самом деле: что такое – оттолкнувшись от Пола Верховена- основной инстинкт? Жестокость? Желание возвыситься, жажда власти? Шекспир, Елизавета Сидни, лорд Ретленд или кто там писал эти пророческие, клокочущие кровью и страстью строки, был гений. И облек свой образ мысли в обобщающие гениальные притчи. Будто прокричал «читайте и думайте». С мистификацией ли, с употреблением всей к тому моменту накопленной мудрости, с божьим благословением ли, проект «Шекспир» оказался самым успешным, всякому времени созвучным, прозревающим все беды. Как в дни доэлектрического мрака, так и в дни попсовой и дайджестовой тьмы... 

Фото: Сергей Демьянчук

 

 ...Плисецкая говорила, что телом можно выразить все. Театр, который предлагает Сергей Землянский, не танец. Не пантомима. Это конгениальный тексту первоисточника движущийся комикс. Злой, беспощадный. Лишенный сантиментов. Но он и подтверждение слов великой актрисы- балерины. 

 Трое мальчишек играют – во что? В войну. Неловко таскают свои мечи. Подражают взрослым. Надо помнить, что после детства настанет, нагрянет бесконечная война. К ней и готовятся. Макдуф, Дункан и Макбет – три парня из степи, над которой плачут простуженные волынки, идут в бой. Живым фоном, черно-белым орнаментом плывут фигуры пророчиц. Они несут нить. Чтобы указать путь. Чтобы сбить с пути. Чтобы запутать в нитяных сетях всех. Или они – выдумка? Больное видение бессонной холодной ночи? И воины, полководцы, все эти таны Ковдора, Гламисса только ищут себе оправдание, чтобы убивать? Чтобы хватать, присваивать, воровать, идти по трупам. В каком-то смысле, эти ведьмы, пророчицы, нити – только символы всех и всяческих идеологий. Когда во славу идеи-лжи приносятся человеческие жертвы. Бесчисленные. 

...Пророчицы (эти «пузыри земли») наболтали-наворожили про свой план. Кому-то быть королем. Кому-то основать династию королей. Почему-то этих дам не волновала никакая другая тема. Ничто в подлунном мире их не заботило больше. Ни роды, ни дети, ни любовь. Человеческое, человечное им было не в тему. Планы касались только войны. Так же передал это в музыке великий Верди. И так же снял в блестящем фильме австралиец Джастин Курзель. Хотя у Курзеля одержимость супругов властью хотя бы немного, чуть-чуть оправдывается горем - потерей ребенка... 

 Макбет решил исполнить сказанное ведьмами. Убил короля. Потом и сам пал на поле битвы. Чтобы новый король вел вперед свои полки... 

 Способность сделать жест, позу говорящими – грандиозный талант. И хотя самоцитаты в тексте-пластике «Макбета» Землянского имеют место, они и здесь выразительны и великолепны. Думаю, даже самые пластичные и подготовленные студенты Щукинского училища ( пример, ничего личного, честное слово!) не могут сравниться с полной раскрепощенностью и уникальным сочетанием дисциплины и свободы актеров «Гешера». Они и единый ансамбль, и инструмент, и состав личностей, индивидуальностей. Как можно не заметить печальное, светлое, говорящее лицо Лилиан Рут, и теплый, почти ликующий взгляд дивной Наташи Манор, и тихую состарадательную покорность Светланы Демидовой...Но лишь на миг – и снова хор, течение тел пророчиц... Фон... 

Саша Сендерович-Макдуф живет свою военную жизнь строго и отчаянно, отчаянно дерется, отчаянно пытается быть справедливым. А потом глохнет и слепнет, узнав о потере, которую никакими победами на поле брани не избыть, не окупить... 

Рут Расюк, эта дивная Антигона и Бьянка «Гешера», принцесса иудейская, искренняя до полного слияния с ролью, обжигает и убеждает. Гибель ее леди Макдуф долго отзывается болью...). Генри Давид – король Дункан. Приятный, элегантный такой король. Красивый. Таких хорошо печатать на денежных купюрах. Такие вызывают в подданных уверенность в своей правоте. Его гибель бессмысленна. Ужасна. Как, впрочем, и власть. 

Фото: Сергей Демьянчук

 

Эпицентр, главная магия, взрыв, покачнувший мое сознание ( думаю, не только мое) – Фирас Нассар в роли Макбета. Макбет – огненная лава и злая мысль.Он одухотворен, динамичен, многозначен. Обнимает жену яростно, каждый раз побеждая и разрушая ее. Склоняет голову перед королем так, будто воспаряет и летит к облакам. Безжалостен и в этой безжалостности даже прекрасен. Как прекрасен ядовитый цветок. Как дивно-царственна кобра...Скажу: имя его, Фирас, красивое, арабское имя, означающее «охотник»... Сергей Землянский создал «Версию для солистов без слов». Но для истинных солистов. Полностью реализовав свои замыслы в кипящем и не оставляющем равнодушным спектакле. Изумительный, мыслящий Максим Обрезков поселил их в ясный, лаконичный, жестокий век, очень похожий на наш. Павел Акимкин окружил драматичной, говорящей, наделяющей душу болью и светом, состраданием и вопросами музыкой. Труппа «Гешера» еще раз подтвердила класс. Уровень. Он у нас такой один. 

Ps. А ведь нить можно было разорвать. Разве нет? И война бы замерла, стихла. Пустила бы свои черные крылья... Но это я так. От себя...

Инна Шейхатович

counter