Zahav.КарманZahav.ru

Суббота
Тель-Авив
+24+17
Иерусалим
+24+12

Карман

А
А

Семен Штейнберг: «Как говорил Корчак - Одиночество ребенка наделяет куклу душой»

Спектакль «Корчак. Я снова стану маленьким» - премьера новой версии знаменитой постановки известного режиссера кукольного театра Евгения Ибрагимова в Израиле.

26.02.2024
На правах коммерческой информации
Семен Штейнберг. Фото: Катя Попова

Исполнитель главной роли, Семен Штейнберг, хорошо знакомый зрителю по работам в кино и театре, весь репетиционный период носит с собой в рюкзаке одного из персонажей, любимого кукольного героя, и долго и с удовольствием говорит о спектакле.

В спектакле «Корчак. Я снова стану маленьким» - вы главный герой, один актер, который находится на сцене, а остальные персонажи - кукольные?

Да, все остальные остальное герои кукольные, а физически присутствующий актер я один. Хотя еще есть и невидимая зрителям актриса Ирина Соболева, которая незримо присутствует и делает чудеса. Но это секрет, и мне это нельзя никому рассказывать.

Но не секрет же, что Ирина Соболева ваша жена?

Нет, не секрет. Она умница и красавица, и жаль, что ее не видно, но так получилось, что во время создания спектакля она оказалась под рукой. Это не раскрывает ее драматического потенциала, но она помогает сделать этот спектакль по-настоящему сказочным и чудесным.

А вам приходилось играть с куклами? Не с теми, в которые играют в детстве дети, а уже в театре?

Все мы, конечно, в детстве играли в куклы и машинки. Кстати, у Корчака есть прекрасная фраза: «Одиночество ребенка наделяет куклу душой». Эта цитата мне кажется очень в тему. Ведь в детстве мы все играли в разные игрушки и предметы, и вовсю их одушевляли. Мы с ними разговаривали, разговаривали от их лица. Еще у меня была бабушка - заядлая театралка, которая постоянно водила меня в наш саратовский кукольный театр «Теремок». Для меня это было что-то необыкновенное, и я там пересмотрел практически весь репертуар. Там еще было фойе, где были развешаны куклы, что производило на меня какое-то потрясающее впечатление. Так что с кукольным театром я был знаком как зритель, но никогда сам с куклами не работал.

Семен Штейнберг. Фото: Катя Попова

Предложение сыграть в сценическом партнерстве с куклами было неожиданным?

Для меня это было очень важное предложение, можно сказать, вызов, потому что я никогда такого не делал. И тем более мне было очень интересно поработать с Женей Ибрагимовым, который абсолютно выдающийся, на мой взгляд, режиссер.
Режиссер именно кукольного театра. Который все это умеет, знает и делал самые разные спектакли от больших до совсем камерных. Это совсем другой мир, другие механизмы. Но я должен сказать, что наш спектакль не совсем кукольный в общем понимании, потому что все равно там есть человек, который рассказывает историю, и куклы, которые ему в этом помогают.

В чем особенности этой новой для вас формы сценического существования?

Это не кардинально другое существование артиста в драматическом смысле, но каждую куклу надо наделить чем-то своим: душой, характером, и уже за время репетиций появляются привязанности, и ты уже не воспринимаешь их как предметы, сделанные из каких-то там материалов. Это уже для тебя дорогие существа, почти люди. Тем более что все эти куклы - семья одного мальчика. И все это истории из детства, в которых ты, когда делаешь спектакль, находишь какие-то параллели со своей жизнью. У тебя тоже был такой человек во дворе, с которым ты дружил, в твоей семье тоже есть и папа, и мама, и сестры или братья. Это история детства, история человека, который попадает в такое же пространство, в котором когда-то жил, где живы еще те люди, которые помнят его маленьким, и эти воспоминания начинают оживать. Все мы родом из детства, как говорится.

Корчак для мира, особенно еврейского, фигура знаковая и связана с трагической историей Холокоста.

В спектакле нет ничего про Холокост. Нам достаточно того, что мы знаем историю Корчака так же, как и большинство наших взрослых зрителей. Это очень тонкий спектакль, на полутонах, о маленьких детских радостях, о том, что составляет детскую жизнь, которая полна и трагедии, и любви, и удивления, и радости, и печали, и счастья. В нем очень много трогательного, веселого, смешного и забавного.

А ваши дети видели репетиции, видели спектакль?

Да, они они были на первых репетициях, потому что мы сначала работали над спектаклем в Чехии, где живет Женя Ибрагимов, и брали их с собой. Там был достаточно большой репетиционный период в прекрасном, буквально кукольном городе. И они в этой кукольной атмосфере смотрели на рождение спектакля, как бы жили с этими куклами. Скоро им предстоит еще и стать первыми зрителями, хотя они уже в принципе все знают. А еще там есть кукольный я, только маленький, которого делали с моего сына, который на меня очень похож.

У вас есть какой-то персонаж из спектакля, который вам ближе всего?

Там есть такой парнишка, его зовут Фелек, который молится Б-гу и отчаянно пытается добиться от него прощения всех его грехов, которых, как он считает, очень много. И просит у него, чтобы Б-г напомнил дяде о часах, которые он обещал ему подарить.

Куколка его совершенно прекрасная, сделанная, как и остальные куклы постановки, художниками, которые совсем недавно, буквально в одно время со мной, переехали в Израиль. И вот этот паренек очень давно со мной по всем странам шатается. Он у меня в рюкзаке в пакетике лежит. Очень близкий мне персонаж.

Что для вас такая серьезная премьера с большим режиссером в Израиле?

Для меня это очень важный момент, очень трепетный и ответственный. Потому что проделана большая работа, и очень хочется, чтобы все получилось, и наша работа переросла в рождение очень хорошего спектакля.

Дополнительные показы спектакля «Корчак. Я снова стану маленьким» пройдут в центре Сюзан Далляль 2 марта (в 14:00 и в 17:00).

Билеты можно приобрести по ссылке

Читайте также

Семен Штейнберг. Фото: Катя Попова