Zahav.КарманZahav.ru

Среда
Тель-Авив
+31+25
Иерусалим
+30+19

Карман

А
А

Оркестр и музыка мира

…И скрипка выводит узоры так доверительно и искренне, что отодвигает от души все мелкое-злобное, пустое-суматошное. На краткий и бесконечный миг в мыслях и чувствах только радостное свечение и воцарилось.

28.04.2022
На правах коммерческой информации
Фабио Мастранджело и Сергей Островский

Скрипка несет нас, как джинн, и волнует, как трепетное объяснение в любви. И являет много золота, как в южном полдне, когда солнце проникает всюду. Все собой заполняет. А потом развернула свое плотное полотнище симфония. Словно выросли стены крепости. И равновесие было достигнуто.

Концерты, подобные тому, о котором пишу эти свои заметки, редкость. Они - откровение в любой стране, в любые время.

В этот апрельский вечер в программе симфонического оркестра Ришон ле-Циона значились сочинения, которые довольно редко исполняются. Прозвучали Скрипичный концерт Арама Хачатуряна (солист - Сергей Островский) и Симфония ре-минор Сезара Франка. За дирижерским пультом летал и играл свой спектакль артистичный, окрыленный итальянец Фабио Мастранджело.

Скрипичный концерт Хачатуряна обладает почти мистической изобразительностью. Его гибкие, как танец сказочной нимфы, темы, сверкание пассажей, экзотическая природа так увлекают и гипнотизируют, что на время звучания переносишься в иную реальность. Становишься созерцателем и даже соучастником фантастических приключений.

Вспоминаются рубаи, «Тысяча и одна ночь». Музыку вообще сложно объяснять, а такую, как музыка этого известнейшего виртуозного концерта, и вовсе безнадежно. Разве только полотнами Сарьяна можно ее проиллюстрировать. Нисколько не странно, что мудрый и человечный Чарли Чаплин так любил этот восточный, экзотический концерт…

Оркестр и солист выплескивают на слушателя волшебный эфир. Солист Сергей Островский - израильтянин, много лет живущий и работающий за рубежом, авторитетный музыкант, лауреат множества конкурсов. О нем необходимо говорить с уважением и не жалеть поэтичных метафор. Он взаимодействует с оркестром дружески, рыцарственно. В музыке Хачатуряна увлеченный артист проявил тонкость и аристократизм, подчеркивая мягкость и прелесть каждого пассажа. В фантастической каденции - романтичную задушевность и некий светлый идеализм. Его итальянская драгоценная скрипка (Grancinno 1716 года), звучит ярко, щедро и органично. Будто музыка написана сейчас, сегодня, и зовет зал осознать смысл бытия, его правду.

А потом был еще подарок - «бис». Исполнение «Размышления» Массне - этой знаменитейшей мелодии, кажется мне даже опасным. Слишком эта музыка на слуху, слишком долго мир ее любит и желает бесконечно слушать. Так и в израильском зале публика затаила дыхание, черпая из французского опуса и очарование, и эротизм. И эта территория также была солистом открыта и создана наилучшим, свежим, будто впервые пережитым ощущением. Вдохновенно и тонко.

…Блестящий мастер игры на органе, чье искусство импровизации сравнивали с баховским, педагог, симфонист Сезар Франк остался в памяти потомков прекрасным символом терпения, добросердечности, чистотой помыслов. Не о многих людях искусства сохраняются в волнах неумолимого времени такие добрые и благородные, гуманистические оценки и впечатления. Ромен Роллан писал о его «неотразимом обаянии». И называл его «святым от музыки». Искания, талант Франка были вознаграждены довольно поздно. Жизнь его была полна лишений и неустанного труда. Но неизменными всегда оставались его спокойная ясность и уравновешенность. Сезар Франк в чем-то сродни Камилю Писарро, «папаше Писарро», который был приветлив и благожелателен, несмотря ни на что…

Этот композитор - пример жизни, в которой не было высокого материального достатка, но были любовь к музыке и к людям, честь и доброта. Одним из романтичных, приключенческих моментов биографы Сезара Франка называют день его свадьбы. В 1848 году, когда Париж был в огне и восставший народ двинулся к королевскому дворцу Тюильри. Франк с невестой отправились в церковь венчаться, - и повстанцы помогли им добраться туда целыми и невредимыми…

Симфония ре-минор прозвучала очень цельно, добротно и сбалансировано. Как всегда, традиционно хороши в оркестре Ришон ле-Циона деревянные духовые, они в этой симфонии точно определяют неповторимую природу, стиль музыки Франка. Масштабное сочинение в трактовке дирижера и оркестра выглядело предельно ясным, откровенным, понятным. Близким. Демократичным. Оркестр в этом произведении превращается в грандиозный орган, с трубами и смычками до неба; он рокочет, качает длинными музыкальными фразами стены, разрушая наши клише, наши опасения. Он побеждает - и слушатели побеждают вместе с ним.

Роскошь программы, качество исполнения, мастерство дирижера - создали подлинный праздник. Праздник в сиянии золота Хачатуряна - и с мощью, благородством симфонического письма чудесного Сезара Франка.

Читайте также