Zahav.КарманZahav.ru

Пятница
Тель Авив
+25+18

Карман

А
А

"Гвоздики" Пины Бауш. Волшебство "Пиносферы"

Зритель смотрит на сцену и видит не грубо сколоченный деревянный помост, а королевский трон, слышит не грохот металлического листа за кулисами, а раскаты летней грозы. И щекочет ноздри запах озона...

DSCF53411
Фото:

Все начинается с запаха. Того, которого нет.

Обман искусства волшебен тем, что неразоблачим. Нереальные чувства заменяют обыденность.

Зритель смотрит на сцену и видит не грубо сколоченный деревянный помост, а королевский трон, слышит не грохот металлического листа за кулисами, а раскаты летней грозы. И щекочет ноздри запах озона...

А не видим, не слышим, не обоняем, виновен режиссер, хореограф, сценограф. Не умыкнули нас в пространство истинного волшебства.

У Пины Бауш это невозможно. Ковер гвоздик на сцене в цветовом диапазоне от почти белого до темно красного пахнет самым невероятным из возможных запахов. Волшебным ароматом искусства.

Пине удалось добавить к стратосфере, ноосфере и прочим сферам человеческого жития-бытия то, что подвластно лишь творцам.

Назову это пространство "Пиносферой".

В ней все начинается задолго до первого движения.

Ноги неподвижных танцоров тонут в толще гвоздик, прямых, упругих, крепких, как сказочные оловянные солдатики.

DSCF53411

 

Звучит стандарт Гершвина.

Someday he'll come along The man I love

And he'll be big and strong The man I love.

Сперва на языке глухонемых. Мерцающие кисти сурдопереводчика - первый танец представления.

Приходит звук, буквы, слова, сердцебиение, прерывистое дыхание, а после музыка, пение. Первая граница прорвана.

Вспоминаю недавно увиденное, перебираю в памяти эпизоды, пытаюсь нанизать их на нить сюжета. 

Не "поверить гармонию алгеброй", но попытка уловить смысл легитимна.

Свобода. Ее цена, свет, цвет, мрачное черное противостояние ей.

Для того, чтобы увидеть монолиты турникетов достаточно оглядеться. А для ощущений войти в "Пиносфнеру". Сцену заполняют "дети цветов" в легких шелковых платьицах и противостоящие им охранники в черных костюмах.

Оклик "Паспорт" звучит, как щелчок взводимого курка.

DSCF53761

 

Даже невинная детская игра "Раз, два, три, замри" обращается в этой реальности в безжалостный ритуал "несвободы".

"Ты можешь продолжать надеяться".

Звучит музыка Эллингтона, играет на трубе Армстронг, поет Билли Холидей.

Попытки бунта волнами накатывают и рзбиваются о неумолимый голос ведущего под дивные мелодии самой свободной из музЫк - джаза.

Диктатор не вечен, разумеется. И его место занимает женщина-фантом. Правила игры изменены. Теперь все вместе гонят бывшего ведущего с авансцены.

Абсурд нарастает. Бормотание выморочных персонажей, кукол и кукловодов одновременно, водящих бесконечный хоровод, топчущих, ломающих гвоздики и дающих бессмысленные советы друг другу.

Пространства свободы все меньше. Сцена заполняется огромными картонными коробками. Охранники взбираются на них, перевязывают лентами, выстраивают стены.

Те самые, о которых писал вначале. Из "волшебного мира искусства". То есть непреодолимые в пространстве "Пиносферы". Требования надсмотрщиков, рассуждающих о салями и хлебе, смешны и оттого страшны. Попробуй молиться, когда тебе щекочут пятки.

DSCF53881

 

Свобода в движении. А где же танцы?

"Читатель ждет уж рифмы розы"? Пожалуйста, полет, "пируэт".

Но недолго, недалеко...

Паспорт, паспорт, паспорт...

Лай собакой, "кудахтай" попугаем, скачи лягушкой.

Паспорт, паспорт, паспорт...

Чего изволите? Плакать?

И нарезается мелко лук, и втирается в лица на фоне будки с куклой гадалкой.

Хотя о чем тут гадать. Все ясно и так.

Паспорт, паспорт, паспорт...

Конец надежды? В "Пиносфере" такого не бывает.

Опять звучит "Someday he'll come along The man I love" и мы верим в то единственное что никогда не обманет.

За весной придет лето, после осень, затем зима и снова весна...

"Феллиниевская" процессия простыми жестами демонстрирует вечность, что не по зубам никаким надсмотрщикам, палачам, диктаторам...

К актерам присоединяются зрители.

Каждый из танцоров рассказывает, почему начал танцевать. Причины разные. Страх, стыд, неуверенность в себе, желание быть непохожим на других.

Результат один. Любовь.

Над гвоздиками, среди них, в них стелются истории о мимолетном и вечном, грустном и смешном, мудром и безумном.

Любимые цветы Пины Бауш не выстоят, погибнут. Но никто не обещал им жизни вечной. Хрупкость и изящество - редчайшие явления в окружающей нас неуклюжей всеподавляющей действительности.

Ценим, наслаждаемся этим.

И грустим потом, дамы и господа.

Автор текста и фото: Эдуард Маркович

Театр танца Пины Бауш. «Гвоздики»

Хореография: Пина Бауш

Дизайн сцены: Питер Пабст

Дизайн костюмов: Марион Цито

Либретто: Раймунд Ходж

Музыкальный редактор: Маттиас Буркерт 

Шесть представлений в Оперном театре Тель-Авива:

17 октября, четверг, 20:00

18 октября, пятница, 13:00

19 октября, суббота, 20:00

21 октября, понедельник, 20:00

22 октября, вторник, 20:00

23 октября, среда, 20:00

Посмотреть видео:

https://vimeo.com/261291482

https://www.youtube.com/watch?v=yQ9oj_k-80k&feature=youtu.be

Заказ билетов в кассе Израильской оперы: 03-6927777 или в кассе «Браво»: http://bit.ly/2KsjtIv

На правах рекламы

Источник:

Метки:

Читайте также