Zahav.КарманZahav.ru

Четверг
Тель Авив
+22+11

Карман

А
А

«Иерусалимский балет» представляет мировую премьеру: MEMENTO

Балет о знаменитой еврейской танцовщице Франциске Манн, подстрелившей двух нацистских офицеров во время эротического танца в Освенциме. Танца, ставшего для нее последним.

19.08.2019
MEMENTO-Leonid-Hromchenko-31

Балет о знаменитой еврейской танцовщице Франциске Манн, подстрелившей двух нацистских офицеров во время эротического танца в Освенциме. Танца, ставшего для нее последним

Новый балет художественного руководителя труппы «Иерусалимский балет» Нади Тимофеевой MEMENTO посвящен памяти еврейской танцовщицы Франциски Манн, подстрелившей двух нацистских офицеров во время эротического танца в Освенциме. Ее героический – и, безусловно, завораживающий своей дерзостью поступок по сей день остается одним из самых необычных актов еврейского сопротивления.

Franceska-Mann-archive1

 

Эта удивительная история, рассказанная языком современной неоклассики, впервые выводит на сцену незнакомый большому балету эпизод времен Катастрофы. Серия захватывающих картин повествует о жизни и смерти Франциски с 1939 по 1943 годы: о первых днях ее триумфа на балетной сцене, о жизни ее семьи в оживленной Варшаве, о нацистском вторжении в Польшу, о ее выступлениях в ночном клубе, о ее пребывании в гетто и о ее последнем танце в лагере смерти.

«Сама по себе тема балерины, которая не сдаётся, мне очень близка, потому что это суть нашей профессии, – говорит хореограф Надя Тимофеева, в прошлом балерина (хотя бывших балерин не бывает). – С самого юного возраста всем, кто занимается балетом, приходится бороться, бороться против собственной природы – потому что балет абсолютно противоестественное искусство, основанное на очень жесткой дисциплине. Тебе приходится постоянно преодолевать физическую боль, быть сконцентрированным, делать всё очень быстро – только тогда ты сможешь всё преодолеть. Логично, что именно у балерины хватило сил и наглости дать отпор палачам. Что она не готова была сдаться просто так. Настоящая балерина никогда не сдаётся, она борется до последнего».

Франциска Манн, урожденная Розенберг, появилась на свет в 1917 году в Варшаве, в еврейской семье. С детства занималась балетом, училась у лучших педагогов, в 22 года заняла четвертое место на международном конкурсе в Брюсселе, в котором принимали участие лучшие молодые танцоры мира. Она была энергичной, амбициозной и старательной, считалась одной из самых красивых и перспективных молодых балерин своего времени. В начале Второй мировой войны, уже будучи замужем за Манном, стала узницей Варшавского гетто, однако продолжала танцевать в знаменитом клубе «Мелоди Палас», где развлекались высшие немецкие чины.

После восстания в Варшавском гетто в 1943 году обозленные нацисты начали отправлять набитые евреями поезда в Треблинку. Однако зажиточным еврейским семействам пока еще удавалось откупиться от принудительного «переселения»; у Германии же зрел план, как заставить их добровольно расстаться со своими капиталами. Еврейские фонды в то время посылали из Швейцарии в Варшаву паспорта с гражданством южноамериканских стран, в гостинице «Польша» за полторы тысячи долларов – огромная сумма по тем временам – стряпались фальшивые визы, а доставляла их в гетто не кто иной как... молодая танцовщица Франциска Манн. Ибо именно она пользовалась у немцев особыми привилегиями: ей разрешалось носить шубы, покидать зону гетто в любое время и так далее. Манн передавала евреям гетто документы, а в арийскую зону доставляла деньги и драгоценности. Евреев, которые уже обзавелись документами, поселяли в упомянутой гостинице «Польша».

В июле 1943 года в гостиницу приехала полиция, около трехсот постояльцев депортировали в лагерь для интернированных во французском Виттеле, остальных же (около трех тысяч человек) в комфортабельном поезде отправили якобы в немецкий лагерь Бургау на юге Германии, чтобы оттуда переправить в Швейцарию. В числе этой группы оказалась и Франциска Манн. Ехали долго, пока поезд не остановился в концлагере Освенцим. Там новоприбывших с распростертыми объятиями встретил «сотрудник Министерства иностранных дел Третьего рейха» Франц Хёсслер, который в действительности был начальником лагерной охраны Освенцима-Биркенау, и предложил им «принять душ в целях дезинфекции».

26-летнюю Франциску вместе с другими женщинами отвели в барак, который на самом деле был раздевалкой рядом с газовыми камерами (крематорий II). Иллюзии балерины к тому моменту уже развеялись, но позволить себе умереть просто так строптивая Манн не могла. Существуют две версии того, что случилось с Франциской. Согласно одной из них, Манн начала медленно раздеваться, размахивая в воздухе одеждами и совершая соблазнительные танцевальные движения. Нацистские офицеры не сводили с девушки глаз: ее стриптиз буквально загипнотизировал охранников. Пользуясь моментом, она внезапно напала на одного из нацистов, выхватила у него оружие и произвела три выстрела, в результате которых были ранены два офицера: гауптшарфюрер Эммерих и еще один палач, Йозеф Шиллингер. Опять же по одной из версий, прибежавший на звук выстрелов комендант Освенцима Рудольф Хёсс приказал перекрыть выходы из раздевалок и расстрелять всех. По другой, восставших женщин расстреляли из автоматов сбежавшиеся на шум солдаты. Согласно третьей, женщин вывели на улицу и казнили, а Франциска покончила с собой с помощью отнятого пистолета. Так или иначе, в тот же день, 23 октября 1943 года, Франциска Манн погибла в лагере смерти Освенцим-Биркенау.

MEMENTO-Leonid-Hromchenko-11

 

Надя Тимофеева выбрала собственную версию: «Разумеется, это звучит очень эффектно – балерина станцевала стриптиз в газовой камере... Но она же все-таки еврейская девушка, несмотря на то, что вовсю пользовалась чарами признанной красавицы. Я перечитала множество источников, и в некоторых из них написано, что охранник просто подошел к ней и резко сдернул с нее одежду, а она в ответ выхватила у него из кобуры пистолет. Поэтому у нас в спектакле это не будет однозначный стриптиз. Я могу представить себя на ее месте и знаю, что поступила бы точно так же, но я себя слабо представляю вот в таком виде, размахивающей одеждами перед газовой камерой... Мне хотелось, чтобы это выглядело более правдиво».

В балете MEMENTO действуют два лагеря – евреи и нацисты, и для каждого из противоборствующих лагерей Надя Тимофеева придумала свой хореографический язык. В пластике евреев доминируют элементы народного танца, нацисты пользуются словарем современной неоклассики. Есть и совсем любопытные сцены: в то время был очень популярен степс на пуантах, жанр, исчезнувший в наше время. Так вот, в ночном клубе Франциска Манн исполняет степс на пуантах. Всего же в постановке участвуют 12 танцовщиков, причем на роль отца героини Тимофеева пригласила Адама Гринфельда, инвалида-колясочника, ветерана ЦАХАЛа, который долгие годы танцует в спецпроектах и даже победил в нескольких конкурсах. «Он приехал к нам на репетицию, мы сделали пробы, и я поняла, что это то, что нужно, – вспоминает Надя Тимофеева. – Он ребенок уцелевших в Катастрофе, его мама выжила в Освенциме – она уже была в газовой камере, но на их партию не хватило газа, папа был в другом концлагере и тоже чудом выжил... Мистическая история, но случилась еще одна: я попросила Инну Полонскую – это скульптор, керамист и бесконечно талантливый человек, моя подруга, которая делает дизайн декораций и костюмов, – сделать бюстик Бетховена. И сказала Адаму, чтобы он ехал в гетто с бюстиком Бетховена на руках. И тут он вспомнил, что его отец привез из Лодзи точно такой же бюстик Бетховена... Вот такие странные случайности с этим балетом происходят».

Разрабатывая декорации и костюмы, авторы MEMENTO стремились к исторической достоверности; к примеру, по словам Нади, в 1939 году была одна форма СС, а в Освенциме уже другая (обратите внимание на эти мелкие детали – из них строится этот восхитительный балет). В написании либретто Наде помогал известный российский писатель Михаил Садовский. И, наконец, совершенно дивный саундтрек, составленный самой Надей Тимофеевой из музыки Равеля, Лорда Бернерса, Исаака Шварца, Шопена и Бетховена. «Мне очень нравится немецкий язык в финале Девятой симфонии Бетховена – и вызывает ужас немецкий язык нацистов. Оттого я провожу параллель между двумя этими немецкими языками, – поясняет Надя. – Шопен – потому что речь идет о польской танцовщице и о нацизме, а он – поляк и антисемит. Ну и Гитлер, конечно, гениальный был человек, потому что смог прозомбировать население своей паранойей, а это зомбирование лучше «Болеро» Равеля проиллюстрировать ничего не может. Я сделала такую компиляцию – на фоне «Болеро» звучит речь Гитлера».

MEMENTO-Leonid-Hromchenko-31

 

Самое интересное, что нас ожидают сразу две премьеры MEMENTO, в Тель-Авиве и в Иерусалиме. В Тель-Авиве роль Франциски исполняет Маша Селектор, прима-балерина труппы, в Иерусалиме – Сара Лемперт, молодая балерина, выпускница Иерусалимской балетной школы Нади Тимофеевой. Сестру Франциски Манн танцует Анаэль Затейкина, Мужа – Саша Шевцов, Нациста – Ави Лернер. По словам Нади Тимофеевой, Нацист в балете – собирательный образ: «Среди них ведь были интеллигенты, при этом они легко убивали, они были милыми и приятными – и одновременно монстрами. Они могли целый день отработать в газовых камерах – а потом безмятежно веселиться на какой-нибудь вечеринке... То есть страшные несовместимые вещи, которые я пытаюсь показать в балете».

К слову, у Нациста в спектакле есть команда: он появляется в окружении шести арийских девушек. Но не будем грузить вас спойлерами, напомним лишь, что в сентябре нас ожидает мировая премьера MEMENTO – балета о балерине, балета о танце, балета об Освенциме, балета о Катастрофе.

Премьерные показы спектакля MEMENTO пройдут 1 сентября в 21:00 в Центре Сюзанн Деллаль в Тель-Авиве и 7 сентября в 21:00 в Rebecca Crown Hall в Иерусалимском театре. 

Лина Гончарская 

Фотографии из архива и фотографии Леонида Хромченко предоставлены «Иерусалимским балетом»

На правах рекламы

Читайте также