Zahav.КарманZahav.ru

Среда
Тель-Авив
+31+25
Иерусалим
+30+19

Карман

А
А

Сказки острова Нигдешний

Талантливые, очень умные взрослые подарили детям уникальный спектакль. Этой профессиональной работе могут позавидовать любые, самые авторитетные театральные компании.

12.03.2022
На правах коммерческой информации
Фото: Мули Голдберг

Сказка - это выход из трагедии.
Вальтер Шерф

…Когда в зале вспыхивают разноцветные фонарики, освещающие сказочную дорогу, сказочных героев и космическое пространство, на сердце воцаряется дивный покой. Питер Пэн летит¸ Питер Пэн несокрушим. Он не вырастет, не станет пошлым и фальшивым. Дети-зрители протягивают свои личные, персональные огоньки к сцене, сопереживают, вскакивают со своих мест, переносятся в страну чудес. И вдруг - из тьмы пугающих будней, из потока вопросов, на которые нет ответа, из бесприютной измученной души - вырастает деревце света.

Маленькое, субтильное, невесомое. А фонарики в зале - его побеги. И даже маски, - которые превращают нас немного в Фантомасов, немного в бесполых грабителей, - не так подавляют настроение. И смеющиеся дети, и подпрыгивающие с шариками капельдинеры в проходах, и родители, которых всё во время этого спектакля приводит в восторг, - всё это вдруг оборачивается такой действенной, поразительной терапией.

Талантливые, очень умные взрослые подарили детям уникальный спектакль. Этой профессиональной работе могут позавидовать любые, самые авторитетные театральные компании. Гилад Кимхи, худрук тель-авивского Камерного театра, умеет и любит ставить мюзиклы. Это его коронное стратегическое оружие. И тогда из вороха проходных, очень средних, забытых через два дня после просмотра постановок возникает живое и убедительное художественное чудо.

…Книга Джеймса Барри «Питер Пэн» написана тепло, поэтично. Ее можно трактовать, как сказку, как сложную метафору, как трогательное послание маленьким и взрослым¸ сутью которого является ностальгическая песнь о детстве. О том, что нельзя, не дано нам остаться детьми, хотя лучшее, самое главное, бесконечно ценное закладывается в человеке в дни его детства… Все, кто читал книгу Джеймса Барри на русском (переводы Ирины Токмаковой или Нины Демуровой), помнят уют лондонской квартиры, в которой живет семья Дарлинг. Помнят Венди, ее братьев Джона и Майкла, маму и папу, собаку Нэну, которая служила у детей нянькой. И остров Нетинебудет (или в другом переводе - остров Нигдешний), такой диковинный, романтичный, страшноватый, колоритный. И его обитателей: пиратов, фей, пропавших мальчишек, русалок… А Питер - он зазнайка, высокомерный хвастун, неряха, всё забывает, но он мужественный и авторитетный для армии мальчишек. Он бесстрашен. Находчив. Ужасно нетактичен. Но он - настоящий друг…

Книга большая, в ней много линий, героев, приключений. Драматурги Ширили Дэше и Рои Сегев построили свою пьесу на гораздо более сжатом материале. Здесь у Венди нет родителей, она девочка из приюта. Рассказывает другим сиротам сказки, мечтает о том, что у нее будет дом, любящие мама и папа. Питер Пэн врывается в ее жизнь как раз накануне того дня, когда ее должны забрать в приемную семью. Они улетают в сказку; сцена и весь зал превращаются в фантастический, совершенно невероятный мир. Сценограф Эран Ацмон находит такое количество приемов, выразительных деталей, чтобы увести зрителя в страну чудес, что каждая минута действия предлагает новости и сюрпризы. Моря шариков, волны волшебной сверкающей пыльцы, плавание на корабле, - такое реальное, что начинаешь ощущать качку и приближение морской болезни.

Костюмы Орны Сморгонски победно-волшебные. Этот Питер Пэн наряжен в зелень, рыболовную сеть и сверкание; он и нищий, и принц, и сон. Капитан Крюк, его злобный, жестокий антипод, который в финале попадает-таки в желудок крокодила, затянут в кожу¸ выглядит, как мафиози, носит высокие каблуки. Фея Тинкер Белль (Динь-Динь, как она представлена в русском переводе) щеголяет в драных нитяных чулочках и пиджачке из цветных шариков. Венди одета, как ребенок из сиротского дома, но она вся увешана «фенечками», создающими радостное, детское настроение.

Сцена меняет цвета и быстро трансформируется, рассказ несется вперед в переливах света, в мерцании радужных молний (художник по свету Нада Барнеа). Актеры работают радостно и слаженно, я бы даже сказала - с восторгом.

Питер Пэн - Алон Сендлер. Он жонглирует, летает, эмоционально доминирует на сцене. Его пластика и харизма абсолютно убеждают. Венди - Майя Ландсманн. Она мудрая, как все не очень счастливые девочки. Преданная. Великодушная. В этой роли, и в актрисе есть еще один важный момент. Она толстенькая. Пухлячок. В наше время, когда всем навязывается субтильная модель, когда идеалом не может считаться никто, одевающийся в размер больше, чем 36-38, - это очень верный и благородный шаг: вывести на сцену в детском спектакле талантливую актрису, которая в силах разрушить стереотипы, победить предубеждение. Защитить, в каком-то смысле, тех, кого обижают и отталкивают. А Майя Ландсманн именно в силах такое сделать! Думаю, всем толстеньким девочкам в зале это важно и приятно увидеть.

Офри Битерман царит и вызывает смех в роли начальницы приюта, он прекрасен и в роли капитана Крюка. И в обоих образах находит яркие краски и вызывает живой отклик зала. Надав Найтс, изумительный, серьезный актер, здесь очень хорош в роли глуповатого, лицемерного, трусливого помощника Крюка. Фея - Ноам Барт. Она собственница, эгоистка, хочет, чтобы Питер принадлежал только ей. И еще она трогательная, умеющая осознать ошибки. В общем - правильная такая фея…

Смысл и суть спектакля, его сверхзадача - показать важность родства; человеческую и человечную роль семьи. Ведь все дети хотят быть любимыми, нужными, хотят заботы и тепла. Пираты и мальчишки, Венди и Питер ищут в мире доброе сердце, которое бы стучало для них. Простой, сентиментальный, мягкий посыл спрятан во всех полетах, драках¸ похищениях¸ в ревности феи, в коварстве пиратов: люди должны быть людьми, должны быть нужны кому-то на этой большой¸ недоброй, мало оборудованной для счастья земле. Для того и сказки, и музыка (это спектакль-мюзикл¸ автор музыки - чудесный Амир Лекнер), и сполохи света во мраке. Пусть все вернутся живыми. Пусть у всех будет теплый дом…

Я посмотрела этот прелестный спектакль две недели назад - и все откладывала время написания материала. Вспоминала, что он у меня еще впереди - и радовалась. Очень радовалась и завидовала тем, кто увидит этот спектакль. Откроет его для себя. Задумается, погрустит… Результат, праздник достигнуты благодаря сотрудничеству театров Орны Порат и Камерного.

И еще. У баронета Джеймса Барри не было своих детей. Он стал приемным отцом для пятерых детей своих рано умерших друзей. По сегодняшний день проценты с дохода от публикаций произведений этого удивительного человека поступают детскому госпиталю в Лондоне…

Читайте также