Zahav.КарманZahav.ru

Воскресенье
Тель Авивחם מהרגיל
+30+22

Карман

А
А

Архитектура света

С момента своего основания музей стал своего рода притчей, свидетельством искусства ради искусства и искусства вопреки всему.

05.07.2021
На правах коммерческой информации
Фото: пресс-служба

В пятницу, 9 июля 2021 года, в музее «Мишкан ле-Оманут» в кибуце Эйн-Харод пройдет праздничная презентация и однодневный симпозиум, посвященный книге «Секрет света. Архитектура света в Мишкане», выпущенной под редакцией главного куратора музея Янива Шапира и Давида Бехара-Перахиа, благодаря и выставке Бехара-Перахиа Light-Space Pulsations, организованной в Мишкане несколько лет назад, и благодаря тому, что архитектор Мишкана Шмуэль Бикельс давно достоен такого памятника - книги-альбома…

Открывается книга статьей Михаэля Левина о Бикельсе, названным им первопроходцем архитектуры модернизма в кибуцном движении. Янив Шапира в своем эссе описывает выставку Light-Space Pulsations, представленную в Мишкане зимой 2017 года, и рассказывает о связи скульптуры материальной и скульптуры световой, тем самым подчеркивая архитектурную самобытность здания через силу искусства. В еще одной части книги представлены фотографии с этой выставки, в том числе световые шоу, события, произошедшие во время ее проведения, и встречи со зрителями. Три эссе этой книги-альбома и сотни иллюстраций представляют различные точки зрения на этот музей, но все вместе подчеркивают влияние архитектуры этого здания на архитектуру музеев в Израиле и во всем мире во второй половине двадцатого века. Мишкан отображает представления, преобладавшие в 1940-х годах, о том, что архитектура способна выражать совместные социальные идеалы, но важно не это - важен свет и его секреты.

С момента своего основания музей стал своего рода притчей, свидетельством искусства ради искусства и искусства вопреки всему. Музей искусств Эйн-Харод признан музеем международного уровня, шедевром архитектуры, благодаря архитектурному решению, основанному на естественном освещении. Во всех помещениях музея особая атмосфера, которая создается различными световыми потоками, благодаря сложной системе потолков и верхних окон. Чтобы понять оригинальные архитектурные идеи Бикельса, посетитель должен посмотреть на потолок и увидеть, как конкретные поверхности отражают свет, падающий на них из скрытых окон. Структура содержит более восьми различных типов верхних окон, которые спроектированы в соответствии с розой ветров, направлениям света и его количеством. «Секрет света» - увлекательная книга для всех, кто почувствовал световую магию Мишкана. Книга содержит ряд статей, чертежей и рабочих планов, относящихся к разным периодам, а также множество фотографий и является источником для понимания магии здания Мишкана и того, как произошло, что малоизвестный в 1950-х годах, художественный музей со светящимися интерьерами, основанный в социалистическом кибуце в 1930-х годах, стал источником вдохновением для создания знаковых зданий 20-го века.

Секрет волшебства световой архитектуры в музее «Мишкан ле-оманут» и влияние на архитектуру музеев Израиля и всего мира известен. Что об этом говорят специалисты? Об этом и можно узнать на симпозиуме, а после увидеть - в новом свете - три выставки, которые продлятся в музее до конца июля.

Напомню, что всего в коллекции музея - более 20.000 единиц хранения, представляющих одну из самых больших и впечатляющих коллекций еврейского и израильского искусства. В ней, как в зеркале, отражается весь мир пионеров-первопроходцев, мечтавших создать новый мир, но не забывших при этом о своих корнях, о трагической и насыщенной еврейской истории 19-го и 20-го веков.

Предшественником Музея искусств Эйн-Харод был «Уголок искусства», который открыл в январе 1938 года в своем бараке член кибуца художник Хаим Атар, а уже через несколько месяцев этот барак стал называться «Мишкан ле-Оманут» («Резиденция искусства») - с целью подчеркнуть важную роль искусства в духовной жизни и воспитании. Роль, которую отвели искусству члены кибуца Эйн-Харод, жившие в очень непростых условиях. В связи с церемонией закладки размещавшегося тогда в бараке, первого временного здания музея, один из его создателей, Хаим Атар, писал так: «Основывая кибуц Эйн-Харод, мы взяли на себя великую миссию - и ради нашего поколения и ради наших детей - унаследовать и передать духовные сокровища нашего народа и продолжать строить нашу жизнь на этом фундаменте. Потому мы и стремимся, и обязаны углублять и еще раз углублять духовные основы нашей жизни. Если этого не случится, мы погрязнем в мелочной суете и это сокрушит нас ... Наша деятельность - и общественная, и рабочая - требует погружения в творчество. Возможно, достижение гармонии между тяжелой физической работой и искусством приведет к созданию другой системы отношений между трудящимися и их трудом, к другому обществу - и в будни и в праздники. Храм искусства - это храм нашей внутренней жизни».

(Хаим Атар, письмо из Парижа друзьям в Эйн-Харод, по случаю открытия «Уголка искусств», 1938)

В 1948 году, в праздник Симхат Тора, была открыта первая часть постоянного здания музея, спроектированного архитектором Шмуэлем Бикельсом (1909-1975). Данный проект - один из ярких примеров архитектурного модернизма, фокусирующегося исключительно на естественном освещении помещений. Здание музея послужило вдохновением для ведущих архитекторов мира, таких как, к примеру, Ренцо Пиано, спроектировавшего Центр Помпиду.
Архитектуру музея, одного из шедевров израильской архитектуры, приезжают изучать со всего мира. Ведь тогда - в 1948 году - впервые в Израиле было построено здание, где совершенно новаторским образом использовалось естественное освещение. Это здание стало пиком архитектурной деятельности Шмуэля Бикельса.

Эйн-Харод - один из первых израильских кибуцев, был основан в начале 1920-х годов прошлого столетия, но его основатели никогда не считали себя периферией, наоборот, всегда ощущали себя центром. И так оно и было - здесь жили депутаты Кнессета, известные политики, художники, поэты, писатели… Януш Корчак, когда он посещал Израиль, жил в кибуце Эйн-Харод. Марк Шагал, приезжавший в Израиль в 1952-м году, тоже приезжал сюда. Так что Эйн-Харод никогда не ощущал себя периферией, а, напротив, стоял в авангарде в том числе и в авангарде архитектуры.

Шмуэль Бикельс разработал удивительную в своей простоте и пропорциях залов архитектурную концепцию с оригинальным и уникальным использованием естественного освещения. К просторному зданию постепенно были пристроены 14 выставочных залов, библиотека, мастерские, зрительный зал, а также дворы для скульптур и небольшое кафе Bickels. Бикельс, член кибуца Тель -Йосеф, был планировщиком в «Техническом бюро» кибуца. Бюро находилось в Эйн-Хароде, и он получил заказ на проектирование музея.

Расположение комплекса было определено в соответствии с генеральным планом Эйн-Харод-Тель-Йосеф, предложенным архитектором Ричардом Кауфманом в 1926 году. Согласно ему культурные учреждения будут построены на склонах холма Коми. Первая часть здания была открыта в октябре 1948 года в разгар Войны за независимость. К 1957 году была построена большая часть музея, в том числе южный вход. Строительство северных залов, двора скульптур, колонн, а также расширение музея продолжались до смерти Бикельса в 1975 году.

Первоначальная концепция включала также создание студии для художников и дополнительного зала для скульптур.

В 2004 году по проекту известного израильского архитектора Ады Карми музей был расширен. Были построены склады для коллекций, учебная мастерская (теперь студия Дуду Гева) и проведена реконструкция входа. В 2007 году коллекция рисунков Шмуэля Бикельса была перенесена в музей. Бикельс пожертвовал музею свою архитектурную студию, профессиональную библиотеку и инструменты для черчения и рисования. Все это сосредоточено в «рабочей комнате», посвященной его работе. Чертежи были каталогизированы, задокументированы и доступны для исследователей и посетителей. Большая часть его работ была представлена на выставке «Кибуц - беспрецедентная архитектура» в израильском павильоне на Венецианском биеннале архитектуры.

И вот еще немного истории: осенью 1921 года группа из 74 молодых еврейских эмигрантов прибыла в Долину Эйн-Харод, названную по имени источника из истории о библейском герое Гидоне, получившем около источника Харод божественный совет, который вдохновил его на победу над мидианитянами и амаликитянами (книга Шофтим). Спасаясь от бедности и антисемитизма Восточной Европы, эта группа надеялась создать идеальное общества.
С самого начала Эйн-Харод, одно из первых постоянных коллективных сельскохозяйственных поселений в Палестине, представлял собой социалистическое видение, призванное заново изобрести не только еврейскую жизнь, но и структуру самого человеческого общества, изменив традиционные роли. Мечты о справедливом, безопасном и светском обществе столкнулись с малоромантичной реальностью. В 1920-х годах поля Изреэльской долины были покрыты кустами и камнями и кишели комарами. Не менее опасным для выживания сообщества было растущее разочарование его членов в правилах и требованиях коллектива, которые, по мнению многих, сводили на нет их индивидуальные потребности.

Покинув ортодоксальный мир местечка, члены Эйн-Харода лишились корней, руководствуясь лишь философскими абстракциями. «Оставив Бога позади, мы все были потрясены. - вспоминал один из участников. - Мы должны были начать с нуля и построить цивилизацию с самого начала. Но у нас не было фундамента, на котором можно было бы развиваться».

И жители Эйн-Харода стали искали утешения не в религии, а в искусстве. Эйн-Харод в конечном итоге прославился и запомнился всем, что было субъективным, эмоциональным, эстетическим. В 1938 году руководители кибуца основали музей, сначала разместившийся в трехкомнатном деревянном сарае, а затем в здании, которое стало источником вдохновения для некоторых из самых выдающихся архитекторов и зданий 20-го века: от тихих выставочных пространств Йельского центра британского искусства и аккуратно изогнутой крыши Художественного музея Кимбелла в Форт-Уэрте, завершенного в 1972 году, до музея, построенного Ренцо Пиано в Хьюстоне и вплоть до построенного им нового здания музея Уитни в Нью-Йорке. Следы влияния архитектуры Мишкана можно увидеть в том типе архитектуры, которая, как выразился японский архитектор Тадао Андо «использует свет для создания и осознания универсального ритма и баланса».
Сегодня использование естественного света - обычный прием музейной архитектуры; как пишет финский архитектор Алвар Аалто: «что акустика для концертного зала, то свет - для музея». И все же Мишкан ле-Оманут является одним из самых ранних примеров музея, который использовал непрямой солнечный свет.

Об этом рассказывает и Давид Бехар-Перахиа - франко-израильский художник и исследователь, работающий в основном в рамках site-specific искусства. Давид исследует понятие места, дабы найти в нем слои, составляющие местный контекст. Художественные «интервенции» Давида открывают новый взгляд зрителям на их окружение - на их место и местность. В 2016 году Дэвид основал MUNDI Lab на архитектурном факультете Техниона. Его исследования, проведенные в Mundi Lab, касались понятия общин в спорных ситуациях. Его последние художественные проекты развивались благодаря взаимодействию с людьми и сообществами в определенных местах; проекты, которые обеспечили активное участие общественности на различных этапах их создания. В течение последнего десятилетия Давид Бехар-Перахиа представлял свои site-specific проекты в Великобритании, Израиле, Франции, Италии (включая 53-ю Венецианскую биеннале), Бразилии, Германии и Греции. Давид Бехар-Перахиа - обладатель докторской степени в области архитектуры, а также степени магистра по химии и геологии и бакалавра искусств в области искусства.

Сайт музея - https://museumeinharod.org.il/

Запись на мероприятие по поводу презентации книги «Секрет света» - пятница, 9 июля, начало в 11:00 - https://bit.ly/3hF7MNQ

Читайте также