Невидимая линия
Невидимая линия

Гром фестивальных барабанов взлетел к яффским небесам. Jaffa Fest - масштабный театральный тайфун (его вызвали театр «Гешер» и российский проект «Золотая маска») налетел на исторический яффский берег. 

Интереснейшие спектакли лучших режиссеров России, спорные, неожиданные, революционные, многократно награжденные, чередой дерзких и живых открытий начали проплывать перед израильской публикой. 

Центр имени Всеволода Мейерхольда, который впервые сотрудничает с «гешеровским» международным фестивалем, представил спектакль про двух людей. Мужчину и женщину. Мужа и жену. Про некий микрокосм, ядро, атом социума. Пьеса модного, прогрессивного драматурга Ивана Вырыпаева называется «Солнечная линия». Прогрессивным (безусловно!) его можно назвать по многим причинам. Одна из них – пламенное письмо в защиту Кирилла Серебренникова. И резкая критика власти. И призывы менять-осознавать, и нелицеприятные суровые оценки. Вырыпаев в творчестве сочетает очень частное и беспримерно общее. Ничего не боится. Идет вперед под собственным знаменем. Хвала ему за это... 

Перед началом просмотра «Солнечной линии» в зале театра «Гешер» на сцену вышел режиссер спектакля Виктор Рыжаков. И очень мило, просто, тепло сказал, что в спектакле есть неконвенциональная лексика. И можно прямо сейчас попросить вернуть деньги за билеты. Или – уже после спектакля. 

И мы начали смотреть. Он и Она стоят неподвижно. Долго. Многозначительно. Одеты в зимнее. Цвет одежды – пустынный песок. Очень долго стоят. Молча. Потом они (в спектакле заняты актеры Юлия и Андрей Бурковский) раскручивают моховик страшного, фантасмагорического, садистского диалога. Собственно, диалога никакого нет. Драматург заведомо ставит целью не дать этим людям никакого шанса поговорить. Не дает им совпасть по амплитудам. Они палят друг в друга пулеметными очередями оскорблений. Обливают ядом цинизма. Потом откуда –то выплывает не очень зримый образ солнечной линии. Которую вроде невозможно преодолеть. Линия становится мантрой. Лейттемой. Бредом. Супруги извергают друг на друга молнии обид, угроз, непристойностей. Кредит, дом, агрессия, да просто хамство ведут проживших вместе семь лет людей в пропасть. После такого убийства словами не то что любить, жить почти невозможно. Один очень талантливый человек как-то сказал, что не надо выяснять отношения. Довыясняться до хороших отношений невозможно. Если люди выясняют – то ничего нет. Лучше расстаться. Возможно, садомазо тоже может присутствовать в любви. И ругань. И мат. И драки. Да и любовь не есть школьные прописи. В одном из интервью Юлия Пересильд сказала: «Каждый человек, который хоть раз жил парой, услышит в них себя». Но вселенский скандал Барбары и Вернера скандал нельзя, невозможно примерить на всех, на каждого. Он шедеврально, уникально уродлив. Он клиника, монстр. Разумеется¸ я выражаю только свое мнение - но ни в одном моменте этого довольно натужного и вывихнутого действа не было и тени человечности. Тепла. Катарсис не маячил. Актеры вполне лихо все это проорали, промычали¸ простреляли. Внутри ( опять –таки это я про себя - и исключительно про себя!) осталась боль. Места для возрождения, для воспрявшей человечности – ноль. А мерцания, мелькания оформления, потоки линий, картинные позы и эффектная драка, надевание и снимание одежды, манипуляции с носками – это цирк. Глубины в этом мне найти не удалось. Ничего. Бывает. Возможно, я просто не доросла до такого театра. Не созрела. В чем и признаюсь. Но путь, «Солнечной линией» обозначенный, меня напрягает. Убивает во мне свет. Гасит солнце. Простите, мастера театра, за эту незрелость. А уж зеркало, которое нам в финале поставили, и вовсе банальная придумка, чужая причем. В общем, главную линию я не нашла. Невидимой она оказалась. 

Инна Шейхатович

counter
Загрузка...